Вышивки на простынях


      Наряду с вышивками из РЭМ в данной главе использовались материалы Вологодского историко-архитектурного музея-заповедника, историко-краеведческого музея Тотьмы, а также публикации вышивок, осуществленные в XIX-начале XX в. и в наши дни. Современные публикации – это издания собраний Государственного Исторического музея[3], Государственного Русского музея[4], Государственного Эрмитажа[5], Музея декоративно-прикладного искусства в Москве и Загорского историко-художественного музея-заповедника[6]. Вещи из этих музеев не изменили картину бытования вышивки в Вологодском крае, составленную по коллекциям РЭМ и в какой-то степени дополнили ее новыми вариантами уже известных мотивов.
      По коллекциям музеев и публикациям вещей складывается следующая картина бытования вышитых полотенец, ширинок и простыней на территории Вологодского края. Вышитые вещи были распространены в верховье Северной Двины, в селах по левому берегу этой реки от впадения в нее Вычегды до границ с Архангельской губернией, т.е. на территории б. Сольвычегодского уезда Вологодской губ. (Черевково и Красноборск с окружающими их деревнями). Вышивки имеются, хотя и в ограниченном количестве, в селах левобережья Сухоны вдоль почтового тракта от Великого Устюга до Сольвычегодска: села Уржумово (Уржум, Курдюмово), Су-хомское (Сухонь), Благовещенское. Эти села входят в состав бывшего Устюгского у. Вышитые полотенца встречались также в северной части Тотемского у.: в селах по Кокшеньге и ее притоку Уфтюгу. Далее к северу некоторое количество вышивок имеется на вещах из деревень по рекам Кокшеньга и Вель в пределах Вельского у., в южной его части, граничащей с Тотемским у. Юго-восточнее Присухонья вышивка встречается в верховьях р. Юг на территории Никольского у.: с. Прилуг (Прилуки), деревнях Михеево и Григорьеве. В западной части Вологодского края вышивкой богато представлена территория вокруг Белого озера, к северо-востоку от него до озера Воже и к юго-востоку до Кубенского озера. Это территория бывших Белозерского, Кирилловского уездов Новгородской губ. и Кадниковского у. Вологодской губ. Еще далее на запад вышивка имеется в Устюженском у. Новгородской губ. (теперь – в Вологодской обл.), в его юго-восточной части, при слиянии рек Чагодоща и Молога. Наибольшее число представленных вышивок имеется на вещах из Сольвычегодского, Тотемского уездов Вологодской губ. и Кирилловского у. Новгородской губ. Вероятно, в этих районах края вышивальное искусство было более развито, чем в других его местах.
      Определенная, главным образом на основании собрания РЭМ, территория бытования вышивок совпадает с территорией их распространения, обозначенной на карте в работе Г.С. Масловой «Орнамент русской народной вышивки как историко-этнографический источник»[7]. При этом следует отметить, что при ее составлении исследовательница наряду с экспонатами РЭМ использовала памятники культуры, просмотренные ею во всех музеях Вологодчины, а также свои полевые материалы.
      Русская вышивка Вологодского края дает большие возможности для ее изучения. Она интересна по материалу, мотивам, композиции, декоративным швам, цветовой гамме, расположению узора на ткани. Ниже при изложении материала обращается внимание на три элемента вышивки: декоративные швы, цвет и орнамент. Предполагается, что это самые устойчивые элементы крестьянской вышивки.
      Технические приемы. Декоративные швы, применявшиеся в русской народной вышивке, были очень разнообразны. Исследователи делят их на две группы: глухие и сквозные[8]. Глухие швы использовались при вышивании по цельной ткани. Они были счетные, т.е. выполняющиеся по счету нитей основы и утка, и исполнявшиеся по свободному контуру. К счетным швам относились такие швы, как роспись, косой стежок, крестик, набор, счетная гладь-атласник и ряд других менее распространенных. К швам, накладывавшимся на ткань по заранее нанесенному контуру, относятся тамбур, стебельчатый шов и др. Сквозные швы требовали перевивки фона: фон перевивался разными способами полностью или частично. Узор выкладывался с помощью строчевых разделок: настилом, штопкой, воздушной петлей, стягами и т.д. Вышивки, выполненные по разреженной ткани, с конца XIX в. стали называться строчкой.
      Принято считать, что многие из декоративных швов появились в глубокой древности. К ним относят обычно счетные швы: роспись, набор, косой стежок, двусторонняя гладь-атласник, также стебельчатый шов, исполнявшийся по свободному контуру[9]. Вопрос о времени возникновения остальных приемов нанесения узора на ткань, например, тамбура, а также всех сквозных швов усиленно дискутируется. Большинство исследователей склоняются к более позднему, чем XVII в., появлению их в крестьянской вышивке. Однако некоторые искусствоведы высказывают предположение о древности, например, строчевых узоров или тамбура[10]. Аргументов в пользу того или иного положения у этнографов и искусствоведов довольно мало. Дело в том, что в их распоряжении фактически нет народных вышивок более раннего, чем XVIII в., времени. Исключение составляют лишь две вышивки XVII в. из городов Белозерск и Кириллов, а также небольшое количество археологических тканей[11].
      Древнерусское же шитье, столь богато представленное в музеях, – это шитье церковное, выполнявшееся в монастырях, боярских теремах, царских мастерских. Технические приемы, использовавшиеся в этом шитье, отличаются от технических приемов народной вышивки XIX в.[12] На основании конкретного материала можно считать древними только такие швы, как косой стежок, набор, стебельчатый шов и, вероятно, гладь-атласник.
      В вышивке Вологодского края были распространены как глухие, так и сквозные швы. Глухие счетные швы представлены в основном росписью и крестиком. Встречаются также набор и гладь-атласник, но только как швы дополнительные. Среди швов, выполняющихся по свободному контуру, преобладает тамбур, однако имеется в небольшом количестве и стебельчатый шов.
      Роспись – шов, известный в литературе под множеством названий: по росписи, по расписанию, в клетку, полукрест, досюлъный шов, русское шитье. В росписи лицевые и изнаночные стежки положены по горизонтали, вертикали и диагонали, образуя непрерывную ломаную линию. Выполняли шов обычно в два хода: сначала иголка шла слева направо, а затем в обратном направлении, заполняя промежутки между лицевыми стежками. При работе старались, чтобы проколы обеих линий совпадали. Этим швом выполнялись как простые композиции, так и сложные многофигурные. В последнем случае внутри узора росписью наносили решетки, составленные из мелких клеток, а также квадратики, прямоугольнички, расставленные в шахматном порядке. Очень часто вышивались ступенчатые и зигзагообразные линии, а также мелкие ромбы, расположение по диагонали. При создании сложных композиций с крупными фигурами роспись дополнялась иными декоративными швами: гладью-атласником, набором. В этом случае она использовалась для проведения контура, а другие швы для создания внутри контура цепочки ромбов, квадратиков, прямоугольников, диагональных линий, зигзагов, мелких точек.
      Роспись была распространена в основном на вещах в западной части Вологодчины. Она «господствовала» в селах и деревнях, расположенных вокруг Белого озера, а также к северо- и юго-востоку от него вплоть до озер Воже и Кубенское. По территориальному делению начала XX в. – это Белозерский, Кирилловский уезды Новгородской губ. и небольшая часть Кадниковского у. Вологодской губ., примыкающая к Кубенскому озеру. Крайней западной точкой бытования росписи в пределах Вологодского края являются села в южной части Устюженского у. при слиянии рек Чагодощи и Мологи. Следует отметить, что в указанных районах роспись была основным вышивальным швом. Из 203 рассмотренных вышивок с данной территории ею выполнено 197. При этом такой шов дает здесь особенно сложные комбинации в узорах. Он не только делает контурный узор, но и заполняет внутреннее пространство шашечками, ромбиками, диагональными линиями, а также комбинируется со швами набор и гладь-атласник.
      На востоке от очерченной выше территории, в селах и деревнях по рекам Кок-шеньге и Уфтюгу, т.е. в северной части Тотемского у., вышивок росписью значительно меньше, чем в Белозерье – из 72 только 18. При этом роспись обычно употреблялась для декорирования каймы основного узора. Вероятно, вышивка росписью была известна и в селах по рекам Вель и Кокшеньга, в пределах Вельского у. На это указывает И.П. Работнова в статье, посвященной народному искусству Архангельской обл. Однако она не обращает внимание на соотношение в вышивке шва роспись с другими декоративными приемами, лишь указывая на то, что этот шов применяется как для выполнения основного узора, так и для вышивки кайм[13]. Использованные нами материалы так же, как и материалы Г.С. Масловой, не позволяют говорить о значительном преобладании здесь вышивок с росписью.
      Шов роспись фактически полностью отсутствует на вещах из селений в нижнем течении Сухоны, в течении р. Юг, а также в верховьях Северной Двины, т.е. на территории бывших Устюгского, Сольвычегодского и Никольского уездов Вологодской губ. В нашем распоряжении со всего этого пространства имеются только три вышивки, в которых каймы выполнены росписью. Эти образцы поступили в музей из с. Сухонь, распложенного на тракте, соединяющем Сольвычегодск с Великим Устюгом.
      Среди декоративных швов, выполняемых по счету нитей по цельной ткани, в Вологодском крае встречается также шов крестом. Он шьется короткими стежками, укладывающимися крест-накрест по диагонали нитей основы. Крест может быть одно- или двусторонним. Первый в литературе обозначается также такими терминами, дак верхошов, в пятку, на отмашъ, в раскол, по-мышинному, поддев-чатый шов. На изнаночной стороне ткани он может давать квадратики, полуквадратики или параллельные линии. Двусторонний крест дает узор, одинаковый как с изнаночной, так и с лицевой стороны.
      По материалам, относящимся к Вологодскому краю, известен односторонний крест с параллельными линиями на изнанке. Он был распространен на вещах преимущественно из сел и деревень по Кокшеньге и ее притоку Уфтюгу, т.е. в северной части Тотемского у. Из 42 вологодских вышивок, выполненных крестом и хранящихся в РЭМ и в музее Тотьмы, 39 из Тотемского у. Материалов, подтверждающих информацию И.П. Работновой о распространении вышивки крестом в верховьях Северной Двины и вокруг Великого Устюга, не было обнаружено[14]. Вероятно, говоря о распространении там этой техники, И.П. Работнова имела в виду крест, выполнявшийся по канве, получивший широкое распространение по всему Русскому Северу в начале XX в.
      Среди декоративных швов в Вологодском крае встречается также шов тамбур. В литературе он известен также под названиями танбур, в танбур, по танбуру, в петлю, петелькой, цепочкой, косичкой, в плетешок, тропкой, мышинной тропкой. Он выполняется по свободному контуру специальной тамбурной иглой с крючком на конце или обычной швейной иголкой. На лицевой стороне шов выглядит как ряд петель, вставленных одна в другую, а на изнанке представляет собой сплошную ровную строчку. Тамбурный шов может накладываться на рисунок в один или несколько рядов, а в части вышивок плотно закрывает весь узор. В вышивках Вологодского края он обычно выполняется по нарисованному на ткани контуру узора в один, два, реже три ряда. На некоторых вышивках тамбур делает только контур, внутреннее заполнение узора проводится гладью-атласником или набором. Тамбурный шов, выполняющий узор по цельной ткани, встречается главным образом в деревнях по Кокшеньге и Уфтюгу, а также по левобережью среднего течения Сухоны в пределах Устюгского у. Следует отметить, что тамбур встречается и в вышивке по сетке, где он формирует контур узора и носит название тамбур по филе. Этот технический прием будет рассмотрен в разделах, посвященных строчевой вышивке.
      Среди швов, выполняемых по цельной ткани, можно еще упомянуть шов набор, известный также под названиями бранье, по-браному, и гладь-атласник, о которых говорилось выше в связи с характеристикой других швов. При работе набором вышивальщица укладывает стежки по счету нитей плотно один к другому, но таким образом, что один стежок ложится на лицевую сторону ткани, а другой – на изнаночную. В результате на изнанке получается негативное изображение узора. Гладь-атласник представляет собой двусторонний шов, исполняющийся наложением по счету нитей плотно прилегающих друг к другу стежков разных или одинаковых размеров. Оба эти шва, как уже отмечалось, в вышивке Вологодского края не имеют самостоятельного значения и употребляются с другими швами для заполнения внутреннего пространства мотива.
      Техника строчки, обозначавшаяся также такими терминами, как строка, вырезь, по вырези, по выдергу, в перевивку, по перевити, шов по письму, ребь, по об-виве, вязьба, шов по намету, шитье по перевити, исполнялась по сетке, полученной в результате удаления определенного числа нитей утка и основы.
      В Вологодской губ. строчка была, судя по литературе, одним из самых распространенных технических приемов декорирования ткани. Об этом же говорит число строчевых вышивок – 443, т.е. почти половина всех собранных для исследования вышивок. Строчевые приемы вышивки особенное распространение получили в восточной части Вологодского края, а именно в верховьях Северной Двины, в пределах Сольвычегодского у., а также в верховьях р. Юг в бывшем Никольском у. Некоторое их количество имеется на вещах из деревень, расположенных по Сухоне в Великоустюжском у., а также в селах по Кокшеньге и Уфтюгу. Однако в двух последних районах этот прием не является господствующим, составляя лишь небольшую часть от общего объема вышивок.
      В западной части Вологодского края, т.е. на территории бывших Белозерского, Кирилловского и Устюженского уездов, входивших прежде в Новгородскую губ., вышивок, выполненных строчевыми приемами, почти не имеется.
      Строчевые швы на предметах из Вологодского края характеризуются большой вариативностью. Прежде всего вологодским мастерицам были известны оба распространенных в русском вышивании варианта строчки: вариант, когда ткань, предназначенная для орнаментации, целиком превращается в сетку, и вариант, при котором раздергивается только часть ткани по заранее очерченному контуру будущего узора.
      Первый вариант строчки также имел множество разновидностей в перевивке сетки, выкладывании узора. Мастерица могла перевить всю сетку или только ее отдельные участки, причем перевивка могла быть сделана двумя способами: по горизонтали ряд за рядом так, что получалась мелкая сетка с квадратными ячейками, или стягами, при которых нити не перевиваются, а стягиваются в столбики по типу мережки. Если перевита вся сетка, то орнамент выкладывается воздушной петлей, настилом, т.е. путем плотного накладывания стежков по горизонтали ткани, при этом настил может заполнять весь узор или располагаться шашечками, прямоугольничками или оформлять контур узора. В случае перевивки сетки только в фоновой части узора орнамент выполняется прямой одинарной или двойной штопкой. Штопка заполняет по горизонтали и вертикали пространство, оставшееся после выдергивания нитей, как бы восстанавливая ткань в пределах узора.
      На предметах из Вологодской земли встречается также и строчка типа мережки, при которой ткань раздергивается лишь по утку или только по основе, при этом узор выполняется стягами. Чаще всего такая техника применяется для изготовления каймы к строчевому узору, но ее можно видеть на некоторых вышивках и в основном узоре.
      Второй вариант строчки – это вариант, при котором, как уже говорилось, ткань, предназначенная для узора, раздергивалась лишь частично. Сетка перевивалась по горизонтали и служила фоном к узору. Узор выполнялся на цельной ткани гладью-атласником и набором. Контур узора закреплялся по преимуществу тамбурным швом в один, два или три ряда, однако иногда мог использоваться и стебельчатый шов. Этот шов в литературе принято называть тамбуром по филе, или швом по письму.
      Очень интересный вариант строчки с цельной тканью в узоре – это вариант, при котором ткань фона не раздергивалась, а просто стягивалась иголкой в определенном порядке. Рисунок в этом случае образовывался частями оставленной необработанной ткани, при этом орнамент не имел выполненного декоративным швом контура, а его поверхность дополнительно не разрабатывалась.
      Следует отметить, что богатство технических приемов строчки встречалось на всей территории распространения ее в вологодских районах. Исключение составляют строчка типа мережки в том случае, когда она используется для декорирования основного участка, предназначенного для украшения ткани, а также строчка с фоном, стянутым иглой. Они встречаются только в верховьях Северной Двины в селах Черевково и Калинки. Разнообразие и богатство технических приемов строчевой вышивки в восточной части Вологодской земли нельзя объяснить влиянием строче-вых мастерских, возникавших во многих районах Русского Севера в последней трети XIX в., так как в губернии их не было[15].
      Картографирование декоративных швов рассматриваемой вышивки показало, что вся Вологодчина делится на два крупных массива: западный, для вышивки которого характерен шов роспись, и восточный с вышивкой сквозными швами. Между этими двумя массивами располагается район по рекам Кокшеньге, Уфтюгу, возможно, Вели, где в вышивке имеются и роспись, и строчевые швы. Однако для этого же района характерна вышивка крестом по счету нитей, не известная или мало известная в восточной и западной частях края. Кроме того, имеются вышитые вещи из мест вокруг сел Черевково и Калинки на Северной Двине, в которых строчевые приемы обладают ярко выраженным своеобразием.
      Цветовая гамма и материал. Вышивка вологодскими мастерицами исполнялась льняными и хлопчатобумажными нитками красного и белого цветов. Гарус, домашняя шерсть, шелк использовались как материал для вышивания чрезвычайно редко, лишь в исключительных случаях. Столь же редко применялись и нити цветные: синие, желтые, зеленые, фиолетовые и др.
      Вышивка восточной части Вологодского края выполнялась в основном белой льняной нитью. Белая хлопчатобумажная нить использовалась для нанесения контура тамбурным или стебельчатым швом, позволяя более рельефно выделить узор на фоне перевитой сетки, а также при разработке строчевого узора настилом. В редких случаях для перевивки фона и нанесения контура тамбуром использовалась красная хлопчатобумажная нитка.
      В западной части (Белозерье, северо-восточная часть б. Тотемского у. по рекам Кокшеньга, Уфтюг) вышивка выполнялась преимущественно красной хлопчатобумажной нитью. Льняная белая использовалась в редких строчевых вышивках для перевивки сетки. Цветная хлопчатобумажная нитка употреблялась при вышивании тамбурных растительных узоров. Однако все-таки ббльшая их часть была вышита красным цветом.
      Орнамент. Вышивка Вологодского края, как и вообще русская народная вышивка, богата и разнообразна по своим мотивам и композиционным приемам. Для нее был характерен в равной степени как геометрический, так и изобразительный орнамент. Кроме того, в вологодской вышивке были распространены растительные узоры, достаточно реалистически выполненные. Это букеты цветов, гирлянды, отдельные цветочки, веточки деревьев. Они обычно вышивались тамбурным швом. Принято считать, что такого рода орнаментация появилась в русской вышивке довольно поздно, вероятно, в XIX-начале XX в. В настоящей главе орнамент этого типа не рассматривается.
      Изобразительный орнамент вологодской вышивки включал в себя антропо-, зоо-, и орнитоморфные, а также терратологические, растительные мотивы. Все они объединялись на ткани в определенные композиции, которые принято называть сюжетами. В связи с этим вышивку с мотивами изобразительного орнамента обычно называют сюжетной вышивкой. В этнографической науке и искусствоведении принято считать, что сюжетная вышивка на вещах XIX-первой четверти XX в. представляет собой сложный комплекс напластований различных исторических эпох. Обычно выделяют так называемый архаический пласт, один из самых древних, связанный с мифологией славян; слой, состоящий из мотивов, вошедших в народную вышивку в эпоху средневековья из городской феодальной среды; поздний пласт, который составляют мотивы городского европейского искусства, принятые деревенскими вышивальщицами в XIX-начале XX в.[16]
      Термин сюжетная вышивка архаического типа обычно используют для обозначения вышивок, выполненных в прямолинейно-геометрическом стиле, преимущественно счетными швами, красным цветом. Основные ее мотивы – антропоморфные фигуры, деревья, птицы, кони, лоси, олени. Мотивы объединены в трехчастные композиции, причем центральным мотивом обычно является дерево или антропоморфная фигура, остальные мотивы располагаются справа и слева от центральной фигуры. Варианты этой композиции: чередование двух мотивов в бордюре, бордюр из одной, несколько раз повторяющейся фигуры, использование на вышивке только одного, занимающего все ее пространство мотива, рассматривается некоторыми исследователями как нарушение древнего извода сюжета.
      Архаический пласт в вологодской сюжетной вышивке выделяется довольно четко и составляет достаточно большое число в вышивке с сюжетными композициями. К нему относится 274 вышивки из 361, на которых выполнен изобразительный орнамент. Распространение вышивок архаического типа по территории Вологодского края таково: наибольшее их число сосредоточено вокруг Белого озера до
     

1. Вышивки на полотенцах из Новгородской губ. Кирилловского у. (а – в): а – конь, 
 
б – двуглавый орел,  в – дерево

      оз. Воже на северо-востоке и Кубенского на юго-востоке, т.е. на территории бывших Кирилловского, Белозерского уездов Новгородской губернии. Из 135 вышивок с сюжетными композициями здесь имеется 110 с композициями архаического типа. Далее на восток они встречаются в небольшом количестве: из Кадниковского у. есть только четыре вышивки с этими сюжетами. Затем их число несколько возрастает в селах по рекам Кокшеньга и Уфтюг, т.е. в северных районах Тотемского у. -20 вышивок из 36 сюжетных. В нижнем течение р. Сухона вышивки с архаическими мотивами фактически отсутствуют. Дальше на восток они появляются в верховьях Северной Двины, на ее левом берегу в районе сел Черевково, Красный Бор, Калинки Сольвычегодского у. При этом следует отметить, что число вышивок с этим орнаментом здесь достаточно велико – из 174 вышивок с сюжетными композициями 97 с мотивами архаического типа.
      Вологодская вышивка архаического типа довольно разнообразна по персонажам и главное – по их воспроизведению на ткани. Выделяются три группы мотивов,
     

2. Вышивки на полотенцах из Новгородской губ. Кирилловского у. (а – б): а, б – женские фигуры
 
3. Вышивка на полотенце из Вологодской губ. Никольского у. Двуглавый орел

      локализующихся в трех разных его регионах: Белозерском, Сольвычегодском, Тотемском.
      В Белозерье (бывшие Белозерский, Кирилловский, Устюженский уезды) вышивка характеризуется следующим набором мотивов: антропоморфные фигуры, деревья, птицы, кони. Причем в вышивке превалируют деревья и птицы. Кони встречаются сравнительно редко: из ПО вышивок с архаическими сюжетами они изображены только на 13. Антропоморфные фигуры вышиваются реже, чем деревья.
      Все мотивы статичны и выполнены в строго геометрическом стиле. Антропоморфные фигуры изображены в анфас, птицы и животные – в профиль. Каждый из мотивов имеет свои определенные черты, которые могут несколько изменяться, но в рамках основного типа.
      Дерево в белозерской вышивке имеет следующие черты: ствол с розеткой или многогранником на вершине, треугольником в основании, с несколькими парами ветвей, направленных в стороны – вверх. Ветви украшены мелкими ромбиками, розетками, веточками сосны, крючьями, роговидными отростками. Этот мотив имеет множество вариантов: вершина и треугольное основание могут быть меньших или больших размеров, количество пар ветвей колеблется от одной до пяти, нижние ветви принимают лирообразную форму и т.п.
      Антропоморфные фигуры в вышивке Белозерья представлены тремя типами. Первые два – классические, описанные во всей искусствоведческой и этнографической литературе. Первый тип – это женская фигура с головой в виде украшенного мелкими разделками ромба, с прямым узким торсом, принимающим в нижней своей части форму трапеции или колокола. Длина верхней и нижней частей торса одинакова, иногда первая длиннее второй. Руки, заканчивающиеся ромбом или кистью с пятью пальцами, слегка согнуты в локтях и опущены вниз. Ноги короткие с развернутыми ступнями.
      Второй тип – женская фигура с головой в виде восьмигранника или овала с пышным украшением. Прямоугольная верхняя часть торса переходит в трапециевидную или колоколовидную нижнюю часть, при этом ноги обычно не изображаются. Верхняя часть с нижней соотносится как одна треть к двум третям. На «юбке» часто изображается цветок, птичка, а иногда и человеческая фигурка. Руки с тремя или пятью пальцами подняты вверх и держат веточки, птичек, изредка маленькие человеческие фигурки.
      Следует отметить, что мотивы женщины с поднятыми или опущенными вниз руками очень богато разработаны. В белозерской вышивке насчитывается множество их вариантов, в том числе и вариант поясного изображения антропоморфной фигуры второго типа.
      Третий тип антропоморфных мотивов белозерской вышивки представляет собой фигуру, имеющую ромбовидную голову с трехрогим украшением на ней, прямоугольное иногда расширяющееся на боках тело, поднятые вверх руки, заканчивающиеся тремя длинными загнутыми отростками, длинные раскинутые в стороны и согнутые в коленях ноги. Одни исследователи считают этот мотив вышивки изображением рожающей женщины[17], другие – изображением лягушки[18].
      Птицы в белозерской вышивке представлены в большом количестве самых разных вариантов и их очень сложно классифицировать. Однако все-таки удалось выявить два их типа. Первый – птица с прямоугольным туловищем, с головой в форме равнобедренного треугольника на широкой шее, с длинным пышным хвостом, расположенным по горизонтали вышивки, и поднятым вверх одним крылом. В широком, опущенном вниз клюве птицы часто изображается веточка, ромбик, цветок. Второй тип – прямоугольное туловище, голова в форме равнобедренного треугольника на короткой вышивки на простынях толстой шее, поднятый вверх короткий хвост, отсутствие крыла. Первый мотив исследователи отождествляют с фантастической птицей павой, второй – с уткой.
     

4. Вышивка на предметах из Вологодской губ. Сольвычегодского у. XIX в. (а – в): а – олени (ширинки и полотенца)
 
б – олени и дерево (ширинка)
 
в – олени и их головы в анфас (ширинка)
 
5. Вышивки на ширинках из Вологодской губ. Сольвычегодского у. XIX в. (а – б): а – лоси, 
б – лоси со всадником около стилизованного дерева
 
6. Вышивки на предметах из Вологодской губ. Сольвычегодского у. XIX в. (а – в):
      а – женские фигуры (ширинка и полотенце) 
 
б – деревья (ширинка)
 
в – птицы-тетерева (?) (ширинка)

      Конь в вышивке изображается с длинным вытянутым по горизонтали телом, с заостренной или трапециевидной грудью. Небольшая голова с маленькими торчащими вверх ушами переходит в широкую длинную шею. При этом она изображается всегда наклоненной вниз с помощью удил, параллельно шее. Хвост длинный, спускающийся вниз. Четыре ноги, как правило, вышиваются согнутыми в коленях. Кони всегда изображаются с седоком на спине. В вышивке встречаются также кони, у которых две головы, расположенные на противоположных сторонах туловища. Этот мотив называется обычно ладьей.
      В большинстве вышивок все эти мотивы выстраиваются в бордюрную композицию, при которой идет чередование одного или двух мотивов: дерево и птица, дерево и антропоморфная фигура или мотив повторяется в бордюре множество раз, обычно это или деревья, или птицы. Всадники на конях выстраиваются, как правило, в трехчастную композицию с антропоморфной фигурой в центре. Птицы в трехчастной композиции встречаются, обыкновенно с деревом. Следует также отметить, что в Белозерье довольно широко распространена вышивка, на которой изображается одна крупная фигура: птица первого типа и антропоморфная фигура третьего типа.
      Вышивка архаического типа Сольвычегодского уезда включает в себя следующие мотивы: деревья, антропоморфные изображения, птицы, лоси, олени. К первому типу изображенных деревьев относятся те, которые с очень большой долей условности можно назвать деревьями. Они представляют собой конструкции, составленные из прямого стержня – ствола и отходящих от него вверх под углом в 45° нескольких пар прямых линий, концы которых могут загибаться внутрь к центральному стержню или наружу, от стержня. Стержень венчает овал, ромб или треугольник. На некоторых вышивках «ветви» могут иметь лирообразную форму. На этих «деревьях» нет никакого подобия листьев, цветов или плодов. Они зачастую «читаются» как какие-то магические жезлы, знаки.
      Второй тип представляет собой изображение, более читаемое как дерево. Оно имеет широкий ствол, заканчивающийся крупной розеткой, пальметои, стилизованным напоминающим ромашку цветком с большими лепестками и круглой сердцевиной. От основания ствола в стороны вверх идут одна или две пары широких ветвей на концах с цветком или пальметои. Иногда в основании ствола лежит треугольник или квадрат.
      В сольвычегодской вышивке имеются три типа антропоморфных изображений. Первый тип: человеческая фигура с коротким прямоугольным туловищем, квадратной или ромбической головой без всяких украшений, раскинутыми в сторону вверх руками, прямыми ногами с крупными ступнями, расставленными в стороны.
      Второй тип – женская фигура с ромбовидной головой без украшений, с узким туловищем в верхней части, расширяющимся в нижней. Прямые ноги со ступнями занимают третью часть всей фигуры. Длинные согнутые в локтях руки заканчиваются тремя отростками – пальцами.
      Третья группа антропоморфных изображений довольно необычна. Они представляют собой поясное изображение человеческой фигуры, состоящее из ромбовидной головы и огромных рук, поднятых вверх. Руки заканчиваются пальметой, веткой или стилизованной птичкой. Вместо торса маленький треугольник.
      В вышивке встречаются два типа птиц. Первый тип – птица с крупной головой без всякого украшения, длинным клювом. Туловище прямоугольное, тяжелое, шея широкая, короткая, хвостовое оперение из прямых линий, оканчивающихся скобкой или кругом. Эта птица изображается иногда с крылом, поднятым вверх или без крыла. По своему облику она напоминает тетерку. Вторая группа птиц имеет длинную тонкую шею с маленькой головкой, короткое туловище, спускающийся вниз длинный широкий хвост, поднятое вверх крыло. Вероятно, здесь изображен глухарь во время токования.
      Олени в сольвычегодской вышивке также представлены двумя типами. Первый тип: голова в форме небольшого ромба с двумя длинными рогами с отростками, закинутыми назад к спине. Шея короткая, толстая. Туловище продолговатое с прямой линией живота, треугольной выемкой на спине, которой как бы подчеркивается широкая грудь, выступающие плечи и тяжелый, приподнятый круп. Четыре ноги согнуты в коленях, хвост короткий. Вторая группа изображений этого животного имеет несколько иную схему построения. Олени выполнены более условно и схематично. Туловище представляет собой прямоугольник, боковая сторона которого, образующая грудь, продолжаясь вверх, переходит в линию короткой, широкой, поставленной перпендикулярно к туловищу шеи. Морда оленя с очень длинными закинутыми назад рогами параллельна туловищу. Олень изображен с четырьмя ногами, хвост короткий или вообще отсутствует.
      Лоси изображены в профиль. Все очертания и пропорции этого животного переданы в вышивке достаточно отчетливо. Туловище вытянуто по горизонтали, грудь массивная, тяжелее крупа, сливается с короткой широкой шеей. Линия шеи переходит к линии спины под тупым углом. В том месте, где шея соединяется со спиной, видно нечто вроде горба, столь характерного для лося. Морда большая, вытянутая, у глаз узкая, книзу более массивная. Ясно видна большая верхняя губа, нависающая над нижней, часто отмечена расщелина рта, ноги длинные, иногда изображается короткий хвост, рога отсутствуют. Вероятно, это лосихи или молодые лоси – одногодки. Эти животные всегда вышиваются с антропоморфной фигурой на спине.
      В сольвычегодской вышивке архаического типа можно увидеть полиморфные фигуры – мотивы, в которых соединяются в единое целое конь и лось, конь и лев, дерево и антропоморфная фигура, а также олень и антропоморфная фигура. Это последнее изображение представляет особый интерес в силу необычности его для вышивки. Антропоморфная фигура очень стилизована: узкий торс, согнутые в коленях ноги, поднятые вверх руки с маленьким ромбиком вместо головы. От торса вправо и влево – вверх под углом в 45° отходит пара прямых линий, заканчивающихся оленьими головами.
      Мотивы архаического типа на предметах из Сольвычегодского уезда чаще всего, особенно на ширинках, компонуются в бордюры, составленные из двух чередующихся фигур. Причем один из них – обязательно дерево первого типа или антропоморфное изображение, другой – лось, олень или птица. Иногда в бордюрах могут чередоваться не отдельные мотивы, а трехчастные композиции с деревом первого типа или антропоморфной фигурой в центре. При этом между композициями может изображаться дерево или антропоморфная фигура, как бы отделяющие их друг от друга. На концах полотенец обычно изображается дерево второго типа, занимающее все пространство, предназначенное для орнаментирования, или значительно реже трехчастная композиция с оленями.
      Архаический пласт сюжетной вышивки северной части Тотемского у. включает в себя мотивы, аналогичные мотивам Белозерского р-на: дерево, антропоморфные фигуры, птицы, кони, при этом, как и там, предпочтение отдается мотиву дерева и птицы. Однако облик этих мотивов, их компоновка в сюжете имеют ряд отличительных черт. Так, в тотемской вышивке преобладает изображение дерева, редко встречающееся в Белозерье. Это тоненькая веточка со стебельками, украшенными мелкими кружочками и петлеобразными листиками. Одновременно с ним на вышивке изображается и дерево, распространенное в белозерской вышивке.
      Наряду с антропоморфными изображениями, типичными для Белозерья (имеется ввиду изображение женщин с трапециевидной нижней частью, с поднятыми или опущенными вниз руками), в тотемской вышивке можно встретить антропоморфное изображение, бытовавшее на Северной Двине (второй тип). Птицы в тотемской вышивке аналогичны птицам первого типа в белозерской вышивке. Кони, как уже говорилось, встречаются в тотемской вышивке редко, а их изображение не соответствует каноническому образу коня в русской вышивке.
      Композиции вышивок также отличаются некоторым своеобразием. Классические трехчастные композиции с предстоящей женской фигурой или деревом встречаются очень редко, также редко встречаются и бордюры с двумя чередующимися мотивами. Более характерны бордюры с одним повторяющимся несколько раз мотивом, в частности антропоморфным. Наиболее же распространенными являются вышивки, на которых изображена крупная птица, окруженная веточками, маленькими антропоморфными фигурками, птичками. Интересны также композиции, не встречающиеся в вышивке других районов Вологодского края, в которых крупная птица заключена в квадрат, богато орнаментированный различными геометрическими фигурками и веточками.
      Наряду с сюжетной вышивкой архаического типа в Вологодской земле распространена и вышивка, мотивы которой, как предполагают исследователи, были привнесены в деревенскую вышивку из искусства, обслуживавшего высшие слои русского общества в эпоху средневековья: искусства мастеров, работавших на царей, великих князей, бояр, преуспевающих купцов, высшее духовенство. Их творчество находило свое выражение в украшении храмов, интерьеров жилищ, шитье одежд, облачений священников, изготовлении церковной утвари, а также в иллюстрировании летописей, рукописных, а позднее и печатных книг.
      В вышивку крестьянских полотенец из всего многообразия орнаментов и сюжетов искусства средневекового города были включены в основном образы геральдических животных и птиц: двуглавый орел, львы, гепарды, грифоны, единороги, волки-оборотни, а также сирины. Вероятно, такой подбор образов не являлся случайным: на ритуальные предметы, каковыми считались полотенца, можно было нанести только узоры, говорящие о чем-то очень значительном – в данном случае, возможно, о мощи княжеской власти, государства, способных защитить людей, оказавшихся вдали от мест своего первоначального расселения, а также о надежде на счастливую жизнь в далеких краях.
      Распространение этих образов в вологодской вышивке дает довольно интересную картину. Они сравнительно редко встречаются в вышивке западных районов края, т.е. в Белозерье, несколько больше их на Кокшеньге и особенно много в Верхнем Подвинье в Сольвычегодском у. При этом различия проявляются не только в количестве вышивок с геральдическими образами, но и в отборе среди этих мотивов отдельных образов. В вышивке Белозерья, как уже говорилось, геральдические образы встречаются сравнительно редко. При этом их выбор ограничен только двумя образами – двуглавым орлом и волком-оборотнем.
      Из двух вариантов мотива русской вышивки орла – мотивы с опущенными вниз и с поднятыми вверх крыльями – на этой территории преобладает первое изображение. По мнению исследователей, он является отображением в вышивке герба Московского государства периода с 1475 по 1645 г.19 Однако сходство птицы на вышивке с двуглавым орлом – гербом того времени – очень отдаленное. В его облике прослеживаются черты птиц, характерных для народного искусства. Кроме того, двуглавый орел с опущенными вниз крыльями контаминируется в один мотив с женской фигурой или деревом, что еще больше сближает его с обликом птиц из архаического пласта вышивки. Интересно также отметить, что он встречается в одной композиции с деревом или антропоморфной фигурой, объединяясь с тем или другим мотивом в трехчастную композицию или чередуясь с ними в бордюре. Если это действительно изображение герба Московского государства, то в вышивке он сильно адаптировался, приняв облик двухголовой птицы.
      Мотив двуглавого орла с поднятыми вверх крыльями, являющегося изображением в вышивке герба, принятого Россией после 1645 г., встречается на этой территории редко. Он представляет собой крупную фигуру, занимающую большую часть пространства, отведенного на полотенце для декорирования. Фигура орла сильно стилизована: на головах, развернутых, как и положено на гербе, в противоположные стороны, имеются украшения в виде небольших кустиков. Между голов, где должна быть корона, располагается какая-либо геометрическая фигура или цветок. Лапы орла превращены в две широкие, опущенные вниз ветви, хвост имеет форму равнобедренного треугольника. На груди орла в рамке вышито или изображение двухголовой птицы-ладьи или коня без всадника. У лап двуглавого орла расположены маленькие кони без всадников или такие же маленькие человеческие фигурки, птички. Таким образом, и этот орел хорошо вписывается в архаический пласт народной вышивки.
      Волк-оборотень – мотив вышивок из Кирилловского и Устюженского уездов встречается в очень интересной трехчастной композиции, составленной из дерева и двух животных по его сторонам, с повернутыми к спине мордами. Многие исследователи относят эту композицию к архаическому пласту народной вышивки, считая изображенных на ней животных коньками. Г.С. Маслова относит данный сюжет к мотивам искусства средневековой Руси, адаптированным к крестьянским архаическим вышивкам20. Эта мысль хорошо подтверждается присутствием мотива оборотня в резном камне Георгиевского собора в Юрьеве-Польском на окне «княжеской ложи»[21], на шитом золотом оплечье фелони середины XVII в., а также на ширинках конца XVI-XVII в.[22]
      В верховьях Северной Двины вышивка с мотивами геральдического характера распространена более широко, чем в Белозерье, а ее мотивы более разнообразны. При этом следует отметить, что все они, обычно, компонуются в трехчастную композицию.
      В вышивке этой территории двуглавый орел всегда изображается с поднятыми вверх крыльями. Его облик больше соответствует облику геральдического орла, чем его образ на белозерских вышивках. Явно видны три короны, перья на крыльях, мощные лапы, ясно очерчено хвостовое оперение. Орел обычно встречается на вышивке в единственном числе или в центре трехчастной композиции с сиринами.
      Сирин изображен с женским лицом в анфас с короной на голове. Туловище дано в профиль, отчетливо видны когтистые лапы и хвост. Сирин присутствует в трехчастной композиции с двуглавым орлом, как говорилось выше, или в композиции с расположенным в центре деревом довольно сложной конфигурации: прямой ствол, увенчанный пальметой, украшенный тремя рядами небольших ромбов, от которых отходят три парных ряда ветвей. Около вершины одна пара поднятых вверх широких ветвей, заканчивающихся пальметами.
      Вышитый лев размещается в трехчастной композиции с очень сильно стилизованным деревом. Львы показаны в профиль. Они имеют мощное тяжелое тело, крупную голову с гривой и короткими торчащими ушами, когтистые короткие лапы, причем одна передняя поднята. Длинный тонкий хвост, украшенный на конце пальметой, поднят вверх. Из открытой пасти вываливается длинный «язык».
      На вышивке изображено и животное кошачьей породы – гепард. Оно показано, как и лев, в профиль. Однако в отличие от льва гепард имеет более поджарое легкое тело, заметно приподнятое сзади, небольшую вытянутую голову с короткими острыми ушами и открытой пастью, из которой выходят три ветви, заканчивающиеся пальметами. Тонкие длинные задние лапы животного слегка согнуты, как в беге, одна передняя лапа вытянута под углом, другая слегка приподнята. Хвост, перекинутый на спину, заканчивается пальметой.
      Львы и гепарды предстоят перед деревьями двух вариантов довольно сложной конфигурации. Дерево первого варианта состоит из ствола, выходящего из треугольного основания и заканчивающегося ромбом, установленном на восьмиграннике. От основания, ствола и восьмигранника отходят пары ветвей с пальметами на концах. Дерево второго варианта также сконструировано из стержня на прямоугольном или треугольном основании, но его вершина украшена двумя равнобедренными треугольниками, повернутыми зубчатым основанием вверх. На стволе иногда начертаны ромбы или мелкие квадраты.
      Среди сольвычегодских вышивок встречаются трехчастные композиции, на которых изображено явно геральдическое животное, облик которого трудно связать с каким-либо определенным животным или терратологическим образом. Оно имеет крупную, почти круглую голову без гривы с маленькими ушами, овальное короткое тело, опирающееся на мощные когтистые согнутые в коленях лапы, передние маленькие слабые лапы, расположенные почти под самой мордой, длинный закинутый на спину хвост, заканчивающийся пальметой. Сравнение этого образа вышивки с изображениями геральдических животных на каменной резьбе храма Покрова на Нерли XII в. и Георгиевского собора г. Юрьева-Польского XIII в. показало, что перед нами изображение барса, поднявшегося в прыжке на задние лапы – эмблемы княжеской власти Владимиро-Суздальской земли[23]. Передать в вышивке позу готового к прыжку барса такой, какой запечатлена на щите св. Георгия в резьбе Георгиевского собора, для крестьянок было очень сложно в силу отсутствия традиции передачи в вышивке вертикально расположенного корпуса животных. Как уже говорилось, в вышивке принято было изображать тела животных и птиц, вынутыми по горизонтали, т.е. так, чтобы линия живота располагалась параллельно нижней кромке орнаментируемой ткани.
      Барсы вышивки в прыжке стоят около стилизованного дерева, не встречающегося в композициях с другими геральдическими животными. Дерево имеет широкий ствол, вершиной которого является ромб с укрепленным на нем вытянутым шестигранником. От шестигранника в противоположные стороны отходят две пары крупных ветвей с пальметами на концах. Одна пара направлена вверх, другая вниз. От ствола, украшенного в центре ромбом, идут в сторону вверх несколько пар ветвей, закругляющихся на концах или дополненных пальметой. Эти деревья имеют некоторое сходство с растительным орнаментом XII – XIII вв., в том числе и с деревьями в резьбе Георгиевского собора[24].
      Наряду с указанными образами на вышивке одного сольвычегодского полотенца встречается изображение, при этом хорошо читаемое, грифонов, предстоящих перед стилизованным деревом, а на двух других изображениях, вероятно, единорогов в такой же композиции. Однако единороги определяются не так четко, как грифоны. Их можно «прочесть» как коней. Единорог узнается в крестьянской вышивке только по рогу, направленному вперед.
      Район Кокшеньги в пределах северо-восточной части Тотемского у. вышивками геральдического типа менее богат, чем сольвычегодский (шесть вышивок). При этом на полотенцах имеются только трехчастные композиции с львами и гепардами, предстоящими перед стилизованным деревом. Изображений других геральдических животных и птиц не встречено. Кроме того, львы и гепарды переданы здесь несколько иначе, чем в сольвычегодской вышивке. Львы кажутся более легкими, не так четко проработанными. Гепард несколько напоминает коня, но с мягкими когтистыми лапами и длинным хвостом с пальметой на конце. Животные расположены около дерева, встречающегося в сольвычегодской вышивке с изображением барса в прыжке. Особенностью тотемских вышивок является также и то, что пространство около животных, предстоящих в геральдической позе перед деревом, заполнено мелкими изображениями птичек, человеческих фигурок, веточек. Эти мотивы освоены так, как это принято в местной традиции.
      Геометрический орнамент также занимает большое место в вологодской вышивке. Число ширинок, полотенец, им орнаментированных, ничуть не меньше тех же вещей, чем декорированных изобразительным орнаментом. При этом он широко используется для кайм, обрамляющих основной узор вышивок с изобразительными мотивами, а также присутствует в сюжетных вышивках, заполняя пространство между образующими их мотивами.
      Геометрический орнамент был известен на изделиях из всех районов Вологодчины, где было распространено искусство вышивания, при этом везде совпадали основные мотивы, использовались одни и те же композиционные приемы. Однако в каждом районе можно выявить явно читаемые местные черты.
      Геометрическая вышивка западной части края, названой нами условно Бело-зерьем, включает в себя такие мотивы, как квадраты, многогранники, розетки, пальметы. Ромбы, т.е. квадраты, поставленные на угол, встречаются наряду со всеми этими фигурами, не превалируя над ними. Внутреннее пространство квадратов, многогранников, ромбов заполнено решетками, розетками, свастиками, квадратиками, ромбиками, крючьями, роговидными отростками и другими мелкими фигурками. Такими же фигурками зачастую украшена и их внешняя сторона. Все эти мотивы в вышивке организуются в бордюр, растянутый от одного конца орнаментируемой ткани до другого, и в розетку, т.е. квадратную рамку, располагающуюся на четырех углах ширинки или полотенца.
      Бордюры в белозерской вышивке представлены двумя видами. Первый – это бордюр, включающий в себя два чередующихся мотива или один повторяющийся несколько раз. При этом мотивы, расположенные вдоль невидимой глазу прямой линии, соединяются друг с другом углами или слегка наплывают один на другой. В свободные между мотивами верхние и нижние участки фона вписываются половинки основных мотивов. Благодаря этому, все пространство бордюра оказывается сплошь закрытым узором.
      В Белозерье превалирует второй вид бордюра, в котором мотивы располагаются сверху и снизу от волнообразной линии, вышитой на ткани. В этом бордюре используются обычно такие мотивы, как пальметы, бутоны гвоздики, розетки, напоминающие цветы ромашки, тоненькие веточки с насаженными на них ромбиками, а также равнобедренные и прямоугольные треугольники. Особенно часто встречаются пальметы, при этом довольно сложные и хорошо разработанные. В этом бордюре остается большое пространство, свободное от узора. Следует также отметить, что при волнообразно бегущей ветке зачастую вышивается не узор, а фон. При этом белый узор на красном фоне хорошо просматривается.
      В вышивке белозерских ширинок встречается и такой композиционный прием, как розетка. В крупный квадрат, четко обрисованный стебельчатым швом, вписывается довольно сложный узор. В его основе лежат два положенных друг на друга креста: прямой и косой. В центре пересечения крестов – небольшой относительно всего узора ромб или квадрат. Прямые линии, образующие кресты, декорированы мелкими, расположенными симметрично роговидными отростками, веточками «сосны», ромбиками с усиками, квадратиками, вытянутыми многогранниками. Все это создает впечатление ажурного узора. Наряду с этой фигурой в квадрат помещают крупный ромб с пересеченными сторонами, ромб с крючьями или свастику. Однако таких вышивок очень мало, преобладает описанный выше узор.
      Геометрический орнамент восточных районов края, т.е. верховьев Северной Двины, Юга, отличается от описанного выше орнамента рядом черт. В нем господствуют ромбические мотивы. Здесь ромб имеет много вариантов: в чистом виде, с продленными сторонами, пересеченный двумя диагоналями, с крючьями. Эти мотивы усложняются путем присоединения к вершинам ромбов маленьких ромбиков, проведения к его сторонам перпендикулярных линий и т.п. Наряду с ромбом можно встретить мотив косого креста, свастические мотивы, квадраты, розетки и т.д. Однако все они исполняют своего рода подсобную роль в ромбическом по преимуществу орнаменте. Особенностью геометрической вышивки этого ареала является также и то, что в основной мотив очень редко вписывается дополнительный мотив, как это встречается в орнаменте Белозерья. Внутри мотивов всегда виден ничем не закрытый фон вышивки. Ромбические мотивы образуют, как и в Белозерье, бордюры и розетки. Однако наряду с ними очень широко распространен такой композиционный прием, как сетка.
      Преобладающими являются бордюры, составленные из двух чередующихся вариантов ромбов или ромба и какой-либо другой геометрической фигуры. Свободные участки между мотивами в большинстве своем не заполняются, а если заполняются, то половинками основных мотивов бордюра, но при этом остается достаточное фоновое пространство. Вторая разновидность – бордюр, мотивы которого объединены вокруг зигзагообразной линии. Они размещаются в вершинах линии и направлены внутрь образованных ею треугольников. Мотивами в данном случае могут быть простой ромб, прямоугольный и равнобедренный треугольник, квадрат, а также маленькие трехлепестковые пальметы. Зигзагообразная линия зачастую также пересекается короткими отрезками прямых линий, при этом узор получается асимметричным. Вообще бордюры этого региона в сравнении с бордюрами на вышивках Белозерья кажутся более легкими, узор и фон как бы уравновешены.
      Мотивы компонуются на вышивке и в розетки. Они встречаются на ширинках и располагаются по их углам и в центре. Розетки представляют собой вышитый квадрат, в который вписан любой из вариантов ромба, свастика довольно сложной конфигурации, восьми- или четырехлопастная розетка. Мотивов, аналогичных бе-лозерским розеткам, здесь не встречается.
      В геометрическом орнаменте на вещах из верховий Северной Двины и Юга мотивы также могут организовываться в сетки, почти не встречающиеся в Белозерье. Обычно это простая сетка с ромбической системой узлов. Сетка вычерчивается диагонально направленными, пересекающимися прямыми линиями. В узлах сетки вышиваются ромбы, в которые иногда вписываются свастика, крест или розетка. Ячейки сетки заполнены ромбами, розетками, свастиками.
      Геометрическая вышивка изделий в селениях по р. Кокшеньга имеет черты, общие как с вышивкой Подвинья, так и с вышивкой Белозерья, но и заметно отличается от них. Так, здесь более широко, чем в Белозерье, распространен ромбический орнамент. Однако ромб встречается в меньшем числе вариантов, чем в Подвинье. В отличие от вышивок последнего в ромб обычно вписывается несколько разных мотивов, а пространство бордюра плотно зашивается узорами – приемы, типичные для Белозерья.
      Характерная особенность тотемского геометрического орнамента – разработка сторон ромбов и чередующихся с ними мотивов мелкими гребенками, крючьями, двойными крючьями, роговидными отростками и тому подобными геометрическими фигурками. Благодаря этому орнамент выглядит асимметричным. Такой тип геометрической вышивки редко встречается в других местностях Вологодского края.
      Ареалы вышивки. Изучение вышивки на полотенцах, ширинках, простынях XIX-первой четверти XX в. показало, что ее орнамент, цветовая гамма, декоративные швы не являются едиными для всей территории Вологодской земли. Четко выделяются три ареала.
      Первый ареал – Белозерский, включающий в себя пространство вокруг Белого озера, далее на северо-восток до оз. Воже и юго-восток до оз. Кубенское, а также территорию между реками Чагодоща и Молога. По административно-территориальному делению на начало XX в. – это территория бывших Белозерского, Кирилловского, Устюженского уездов Новгородской губ. Белозерский ареал характеризуется господством в вышивке шва роспись в очень богатой разработке, наличием тамбура по цельной ткани, почти полным отсутствием сквозных швов, использованием красных хлопчатобумажных нитей с минимальным включением нитей других цветов. Для него характерно преобладание в изобразительном орнаменте архаических мотивов, особый их подбор (дерево, водоплавающие птицы, антропоморфные фигуры в их «классическом» варианте, фигура «рожающей женщины»), почти полное отсутствие мотивов, относящихся к средневековой геральдике, распространение в геометрическом орнаменте мотивов квадрата, розетки, пальметы, преобладание бордюров с волнообразной линией, наличие бордюров, в которых фон фактически отсутствует, а достаточно сложный узор занимает все его пространство.
      По мнению большинства исследователей, в том числе И.П. Работновой, Л.А. Кожевниковой и особенно Г.С.Масловой, вышивка Белозерья входит в северозападный ареал русской народной вышивки, включающий в себя «бывшую Новгородскую губ., соседние Петербургскую и Псковскую, бассейн озер Ладожского и Онежского, территории по р. Онега (бывшая Олонецкая, часть Архангельской губ.), а также северо-восточную часть бывшей Тверской губ. Далее на восток она имелась у населения Подвинья. В бассейне р. Сухона вышивка исследуемого типа зафиксирована в западной части (быв. Кадниковский и север Тотемского у. Вологодской губ.), а в юго-восточной части (быв. Никольский у.) она не обнаружена. В Великоустюжском у. мотивы исследуемого типа, если и встречаются, то только в ткачестве»[25]. Г.С. Маслова, четко определившая границы этого ареала, указывает, что распространение архаического типа вышивки связано с новгородской колонизационной волной XII – XIII вв. Этот вывод она делает путем сопоставления исторической карты Новгородской земли того периода с ареалом распространения вышивки архаического типа, выполненной швом роспись красным цветом[26]. Наличие архаической вышивки в Белозерье, территория которого принадлежала Ростово-Суздальскому княжеству и никогда не входила в состав Новгородской республики[27], Г.С. Маслова объясняет более поздним распространением ее здесь с соседних территорий, например с Каргополыцины, или неточным совпадением границ древних государств с ареалами элементов культуры более позднего времени[28].
      Эти аргументы известного этнографа звучат достаточно убедительно. Однако мне кажется, что, говоря о территории Белозерья, нельзя забывать и о том, что здесь с давних времен жили вепсы – потомки древней веси[29]. Еще в «Повести временных лет» весь локализуется на Белом озере. В более позднее время, по информации М.В. Витова, вместо веси появилась территориальная группа белозерцев, которых принято считать обрусевшими вепсами[30]. Сигизмунд Герберштейн, посетивший Белозерский край в 20-е годы XVI в. писал: «Жители этой местности имеют особый язык, хотя ныне почти все говорят по-русски»[31].
      Возможно, архаические мотивы сюжетной вышивки – не столько наследие новгородцев, сколько наследие финно-угорских народов, живших здесь до появления славянского населения, в частности веси. В пользу этого предположения могут быть предложены следующие аргументы.
      Во-первых, архаические мотивы присутствуют не только в русской вышивке, но и в вышивке вепсов, води, ижор, карел. При этом следует отметить, что во многих случаях можно наблюдать почти полное совпадение вышивок как в построении самих мотивов и их компоновки в сюжете, так и в цвете, технических приемах. Сходство вышивок архаического типа исследователи объясняют влиянием на искусство финно-угорских народов славянского искусства. Так, Г.С. Маслова пишет об архаической вышивке: «Вместе с тем такая вышивка характерна для карел (южной и средней части Карелии), вепсов, ижор, води. Возможно, что это определялось ранним вхождением этих народов в орбиту новгородского влияния»[32]. Однако этому предположению трудно найти доказательства. Материалы XIX в. не позволяют решить этот вопрос со всей определенностью, а результаты археологических раскопок на северо-западе Европейской России дают картину, противоречащую этому утверждению. Шумящие подвески с изображением птичек, коников, используемые всеми этнографами как доказательство древности мотивов архаической вышивки, связываются большинством археологов не со славянским, а с финно-угорским миром[33].
      Во-вторых, аргументом может быть «география» сюжетной вышивки архаического типа и ее «плотность» по территории расселения русского народа. Внимательный анализ карт распространения мотивов этой вышивки, составленных Г.С. Масловой, показывает, что насыщенность той или иной территории архаическими мотивами была неодинакова[34]. Наибольшее скопление этих вышивок на Севере наблюдается на территории около Белого озера, к востоку и северо-востоку от него, вплоть до оз. Лача, вокруг этого озера и в верхнем течение р. Онега, а также к западу и северо-западу от Белого моря, до южных берегов Ладожского и Онежского озер. По территориальному делению начала XX в. – это Белозерский, Кирилловский, восточная часть Тихвинского у. Новгородской губернии, Каргопольский, Лодейнопольский уезды Олонецкой губ., Гдовскии, Лужский, Новоладожский уезды Петербургской губ., а также северо-восточная и южная часть Тверской губ.: Бежецкий, Весьегонский, Новоторжский уезды. На этой территории живут по сей день вепсы, водь, ижора, карелы. В то же время интересно отметить, что на пространствах, освоенных новгородцами, вышивок архаического типа в численном отношении очень мало или они полностью отсутствуют. Я имею в виду западные и юго-западные части Приильменья, земли по течению рек Ловать, Волхов, Мета, Великая, к югу от Меты до оз. Селигер. Вышивка архаического типа отсутствует в низовьях Онеги, Мезени, Пинеги, Северной Двины, Печоры.
      В связи с предположением о финно-угорских корнях русской вышивки Белозерья интересно и наблюдение И.П. Работновой над геометрическим орнаментом. Исследовательница, давая его характеристику, высказала предположение, что геометрические вышивки, отличающиеся большой узорностью и орнаментальностью, при котором узор занимает все отведенное под вышивку пространство, а фон почти не просматривается, возможно, связаны «с древним наследием текстильного искусства финно-угорских народов»[35]. Именно такого типа вышивки занимают сравнительно большое место в геометрической вышивке Белозерья.
      Вероятно, сильной местной финно-угорской традицией в Белозерье определяется и малочисленность геральдических мотивов. Геральдические композиции, как известно, характерны для русского искусства эпохи средневековья и могли быть привнесены в отдаленные местности только с большим потоком русских переселенцев. Отсутствие их в Белозерье, как и их сравнительная редкость везде, где широко бытует вышивка архаического типа, может свидетельствовать о значительном преобладании на этой территории вепсов, не воспринявших первоначально орнаментальные традиции небольших групп русских, заселявших эту территорию из Владимиро-Суздальской земли. Русские же переселенцы могли усвоить искусство веси-вепсов, частично утратив или адаптировав на местный лад, принесенные с собой образы искусства. Пример тому – трансформация двуглавого орла с опущенными вниз крыльями в двухголовую птицу, превращение геральдических животных-»оборотней»в коньков.
      Такое предположение о финно-угорских корнях архаических мотивов русской вышивки Белозерья не является отрицанием наличия в ней и мотивов, привнесенных с собой русскими переселенцами. Так, обращает на себя внимание широкое распространение в белозерской вышивке мотива волнообразной ветви с простыми и усложненными пальметами, а также многолепестковыми розетками, прикрепленными к ней с внутренней стороны. Этот орнамент был типичен для русского средневекового искусства с XII по XVIII в., а особенной популярностью пользовался в XV-XVII вв. Изображения такой ветви можно видеть на медной иконке из Новгорода «Св. Ипатий», датируемой ХII-ХIII вв., на терракотовых плитах в поясе Рождественского собора Ферапонтова монастыря 1491 г. в Новгородском крае, а также палат удельных князей в Угличе в 80-е годы XV в., на московских красных печных изразцах конца XVI-XVII вв. и др.[37] Однако связать зарождение этого мотива в русской вышивке с верхневолжской или новгородской колонизацией не представляется возможным в силу широкой его распространенности в русском искусстве. Вероятно, он мог попасть в народную вышивку и в более позднюю эпоху – эпоху Русского централизованного государства.
      Второй культурный ареал в Вологодской земле – это Верхнее Подвинье, включающее в себя земли по Северной Двине от устья Вычегды до границ с Архангельской губ., а также верховья р. Юг, т.е. Сольвычегодский и Никольский уезды Вологодской губ.
      Вышивка этой территории характеризуется следующими чертами: господством строчевых технических приемов, арсенал которых достаточно широк и разнообразен, фактически полным отсутствием шва роспись, использованием белых льняных нитей с минимальным включением в некоторые вышивки красного цвета. Изобразительный орнамент представлен как архаическими мотивами, так и мотивами, заимствованными из городского средневекового искусства. Архаические же мотивы – деревья, антропоморфные фигуры – выполнены в иной стилистической манере, чем эти же мотивы белозерской вышивки. Встречаются здесь и птицы – глухари, тетерки, а также животные – лосихи или лоси-одногодки, олени. Геральдические мотивы, характерные для русского искусства средневековья, наличествуют в большом разнообразии: лев, барс, гепард, двуглавый орел с поднятыми вверх крыльями, сирин, грифон, единорог. Геометрический орнамент представляет собой ромбические мотивы, скомпонованные в бордюры, розетки, сетки с четко читаемым фоном и узором.
      В современной этнографической науке принято объяснять происхождение специфических особенностей вышивки Верхнего Подвинья заселением его выходцами из Владимиро-Суздальской Руси – русскими и финно-уграми, влиянием новгородской культуры, а также включением в нее орнаментальных образов, типичных для местного дославянского населения. Так, Г.С. Маслова писала: «Орнаменты служат ценным источником для характеристики основных компонентов, из которых слагалась культура населения бассейнов Сухоны и верховьев Северной Двины. Они согласуются с данными по истории заселения края и позволяют говорить о стыке здесь северной (новгородской) и низовской (ростовской, а позднее московской) колонизации, последняя, по-видимому преобладала»[38]. Исследовательница не отрицает также наличие в орнаменте этого района и черт, «восходящих... к дославянской культуре древнего местного населения»[39].
      Эти положения представляются бесспорными. Однако определить, какие из этих групп поселенцев были носителями культуры, давшей тот или иной тип вышивки, достаточно сложно. Это можно сделать лишь предположительно.
     

7. Вышитые украшения полотенец (а – г): а, б – вышивки крестом на полотенцах начала XX. Из д. Черняково Тарногского р-на Фото С. Н. Иванова, 1981 г.
 
в, г – вышивки на полотенцах с фигурами женщин, коней, птиц, (ЭВГМЗ. 1986 г.)
 
8. Вышитые изделия из экспозиции ТКМ (а – в): а, б Фото Т. А. Ворониной, 1986 г.
 
в – одно из вышитых изделии

      Мотивы архаического типа, распространенные в Сольвычегодском у., а именно в селах Черевково, Красный Бор, Калинки, исследователи, как правило, включают в северо-западный ареал сюжетной вышивки и связывают их с переселенческим потоком из Новгородских земель[40]. Отдельные же специфические их черты (мотив оленя как преобладающий в вышивке, белый цвет, строчевые швы) объясняют взаимосвязями Подвинья с Верхневолжским регионом[41]. Однако набор преобладающих мотивов – лось, олень, глухарь, тетерка, отсутствие трехчастных композиций, составленных из женской фигуры и всадников на конях, иные, чем в северо-западной вышивке, стилистические приемы изображения человеческой фигуры и дерева, оригинальный, нигде больше не встречающийся сквозной шов, при котором фон ткани не раздергивается, а раздвигается иголкой и слегка перевивается, белый цвет – все это говорит о том, что архаическая вышивка Подвинья вряд ли может считаться локальным вариантом вышивки Северо-Запада Европейской России. Нельзя также и со всей уверенностью утверждать, что эта вышивка имеет корни в искусстве русского населения Верхней Волги, откуда шло заселение Верхне-Двинского бассейна. Такие мотивы мало характерны для русской вышивки Московской, Владимирской, Костромской, Ярославской, Тверской губерний. Имеющиеся в трех последних вышивки с архаическими мотивами близки по стилистическим приемам, композиции, декоративным швам, цветовой гамме мотивам вышивки северо-западного ареала[42].
      Более вероятна связь русской вышивки Верхнего Подвинья с культурой финно-угорских народов: или местных древних групп – заволоцкой чуди, или групп, проникших на его территорию вместе с русскими в период его заселения с Верхней Волги. Доказательство последнего – наличие общих черт в здешней архаической вышивке с вышивкой карел Тверской губ., которые, по мнению Г.С. Масловой, «впитали» «орнамент уже исчезнувших чудских групп Верхнего Поволжья»[43]. Это проявляется в сходстве стилистических приемов изображения оленя и дерева. На многих карельских вышивках эти два мотива представляют собой если не полные копии, то достаточно близкое повторение мотивов вышивки Подвинья[44]. Совпадают и композиции сюжетных вышивок.
      В то же время может иметь место и предположение о привнесении в русскую вышивку образов искусства аборигенного населения Верхней Двины, связанного по своему происхождению с пермскими финнами. На такое предположение наталкивает отсутствие в русской вышивке других районов Северной и Центральной России некоторых образов (лось, глухарь, тетерка) и стилистических приемов изображения животных и птиц. Кроме того, на это указывают различия в вышивке верхневолжских карел и Подвинья. Двинские вышивки выполнены белыми льняными нитками сквозным швом, карельские – косым стежком или гладью-кирпичиком цветными шелковыми, шерстяными, золотными нитками. В двинской вышивке широко распространено изображение лосих с человеческой фигурой на спине. В карельской вышивке этот мотив отсутствует. В то же время в последней имеется изображение коня, который редко встречается в вышивке Верхнего Подвинья. Стилистические приемы в изображении птиц и человеческих фигур иные, чем в вышивке тверских карел. Такая разница может быть объяснима только тем, что к моменту прихода на Верхнюю Двину населения с Верхней Волги, в том числе и финно-угорских групп, здесь уже жило население, имевшее свою систему мифологических образов, нашедшую отражение в искусстве. Их слияние и дало тот сплав архаических мотивов, который мы видим в вышивке русского населения сел Черевково, Красный Бор, Калинка.
      Сюжеты изобразительной вышивки, связанные со средневековой культурой города, – дерево с предстоящими геральдическими животными, столь характерные для вышивки верховий Северной Двины, явно были привнесены в этот край с потоками русских переселенцев из Владимиро-Суздальского, а позднее Московского княжеств. На это указывает их широкое распространение в вышивке русских Верхней Волги (Костромская, Ярославская губернии). Г.С. Маслова даже считает, что львы и барсы в трехчастной композиции с деревом являются главенствующим сюжетом в зооморфной вышивке этой территории[45].


Источник: http://www.booksite.ru/fulltext/nor/thr/uss/34.htm


Закрыть ... [X]

Через постель: как ткань и цвет простыней влияют на качество - Вязание шапок из ленточной пряжи



Вышивки на простынях Вышивки на простынях Вышивки на простынях Вышивки на простынях Вышивки на простынях Вышивки на простынях Вышивки на простынях Вышивки на простынях Вышивки на простынях