Бизнес по шитью из кожи

Участники рынка меховых изделий путем проб и ошибок пришли к выводу, что без корпоративной этики цивилизованный бизнес невозможен. Самоорганизации рынка предшествовал этап острой конкурентной борьбы. А положительным итогом стала негласно принятая меховыми королями заповедь "О конкуренте - или хорошо, или ничего"

В Екатеринбурге и крупных городах Свердловской области за последний месяц прошло сразу несколько ярмарок меховой одежды. Их участники отметили повышение спроса и изменение потребительских предпочтений. В частности, нынешней зимой популярны более дорогие и модные, чем раньше, шубы. Кроме того, неожиданно для торговли "оттаяли" мужчины - дубленки их интересуют теперь куда реже, чем меховые куртки и пальто.

Повышенный покупательский спрос дал бизнесу возможность открыть несколько новых меховых магазинов. Перемены попыталось использовать с выгодой для себя и производство.

Размножение

Сегодня в Екатеринбурге меховыми изделиями торгуют более 40 магазинов и с десяток небольших отделов в супермаркетах. Рождение большинства магазинов пришлось на докризисный 1997-й и послекризисный 1999 годы.

Первым торговлю меховыми изделиями поставил на коммерческие рельсы "Салон кожи" - магазин открылся в центре Екатеринбурга в 1991 году и долгое время оставался монополистом этого бизнеса. Правда, тогда он торговал всем подряд, от водки и шоколада до мехов и кожи. Спустя четыре года "Салон кожи" был представлен рынку как специализированный магазин, и тогда же открылся " Бизон" - сегодня крупная торговая сеть, которая, впрочем, родилась почти случайно: в 1996 году супруги Антонина Ронкина и Марсель Зайнуллин купили помещение под магазин и только к концу ремонта определились с видом бизнеса - решили занять свободную на тот момент меховую нишу. И не промахнулись: дело оказалось настолько прибыльным, что теперь "Бизон" представлен четырьмя одноименными магазинами, планируется открытие пятого.

Вообще "размножение" - одна из характерных черт мехового бизнеса. Почти все крупные торговые предприятия, пытаясь завлечь потребителей с разным уровнем доходов, формируют сети магазинов, ориентированные на кошельки разной толщины: в разных ценовых нишах работать выгодней. А поскольку потенциальным покупателем меха можно считать каждого жителя Среднего Урала (холодной уральской зимой без шубы не обойтись), то вполне перспективным сегментом для работы в этом бизнесе считается даже небогатая рабочая прослойка.

Формируя сети меховых магазинов, все торговые предприятия идут разными путями. К примеру, "Уральская меховая компания" (УМК) - дилер нескольких российских меховых фабрик: " Белка" (Слободской, Кировская область), " Мелита" (Казань), " Отрада" (Отрадный, Самарская область). Три своих магазина УМК создала на базе продукции этих меховых фабрик и дала им аналогичные имена, а также открыла салон "Русские меха". Подчиняясь общему правилу рынка - не мешать эксклюзивный товар с массовым, - компания четко сортирует продукцию. И покупатели точно знают: за норкой лучше идти в "Русские меха", а за овчиной - в "Мелиту".

Фирмы "Бизон" и "Барс", расширяя бизнес, новым магазинам оставляют прежние имена. Впрочем, владельцы "Бизона" признают ошибочность такой тактики. Три "Бизона" сначала торговали одинаковым ассортиментом. Сегодня магазины ориентированы на разного клиента, но носят одно имя - и это вносит путаницу. Посетив один "Бизон", покупатель ошибочно не идет в остальные, ожидая увидеть там аналогичный товар.

Чаще бизнесмены идут по другому пути, именуя торговые точки по-новому. В частности, владельцы "Венеции", семья Юсуповых, открыли элитный "Подиум". А хозяева "Салона кожи", семья Коновальцевых, весной нынешнего года представили екатеринбургскую "Снежную королеву". Кстати, семейственность - еще одна из характеристик мехового бизнеса, в котором жены и матери, как правило, заняты формированием ассортимента и кадровой политикой, а мужья и сыновья - финансовыми и хозяйственными вопросами. Многие владельцы меховых торговых точек несколько лет назад входили на рынок челноками и хорошо знают особенности становления этого бизнеса. А начинался он с дружбы.

Конкуренция

В середине 90-х, когда в Екатеринбурге было не больше десятка меховых магазинов, их директора находились в приятельских отношениях между собой, вместе ездили на меховые аукционы и европейские показы, дружили семьями. Но скоро борьба за покупателя стала жесткой - и дружба "рассосалась". Некоторые продавцы с видимым удовольствием раскрывали клиентам пороки и "страшные тайны" конкурентов. Таким образом торговля сама выкопала себе яму: многие покупатели, которым когда-то внушили, что вся продукция отшивается в китайских подвалах, до сих пор сомневаются в качестве предлагаемого магазинами товара. Хорошо, хозяева салонов и сами поняли, что могут стать заложниками конкурентной борьбы, а недоверие покупателей к соседнему магазину - скомпрометировать весь меховой бизнес.

Так молчаливое соперничество уступило место корпоративной этике. Владельцы "костяка" - тех самых первых салонов - собрались вместе и приняли негласное правило: о конкуренте надо говорить либо хорошо, либо ничего. Директорат магазинов регулярно проводит с торговым персоналом "воспитательные беседы", и это подтверждает, что меховой бизнес стал цивилизованным только благодаря деловой мудрости самих участников рынка.

Сегодня у каждого магазина сформировалась своя клиентура - и торговля за нее цепко держится. Предпочтения потребителя и его финансовые возможности учтены торговыми предприятиями - конкуренты работают исключительно на "своего" покупателя и в своем сегменте. А в результате такого дележа постоянному клиенту, скажем, "Подиума" вряд ли придет в голову искать шубу в "Барсе".

Важное отличие сегодняшнего мехового бизнеса от образца пятилетней давности в том, что теперь торговля сама закупает товар у производителей, а начинала работать с челноками. И все же на формирование широкого ассортимента собственных оборотных средств хватает не всегда: на этот случай у каждого магазина есть три-четыре проверенных поставщика-частника. Хоть собственная прибыль магазина при таком сотрудничестве уменьшается, все же некоторые салоны видят в работе с поставщиками плюс: беря товар на реализацию, торговля не рискует своими деньгами. Поставщики так же четко работают на "свои" магазины и редко засвечивают привезенный товар у конкурентов.

Миграция

Симпатии провинциального покупателя не раз пытались завоевать иногородние бизнесмены. Так, три года назад в Екатеринбурге появился филиал столичной сети магазинов "Дубленки на Ленинском". Но москвичи неудачно выбрали время захода на Урал - кризисный 1998 год. Дела у столичных меховщиков пошли вразрез с оптимистичными прогнозами, и магазин исчез так же стремительно, как появился.

Зато салон дубленок " Дамла", владеет которым гражданин Турции, прочно встал на лидерские позиции: магазин сразу был позиционирован как народный, в нем продавались дубленки на любой вкус и кошелек. Расчет на захват симпатий рабочего класса оправдался: "Дамла" стала первым магазином, всерьез принимающим народные вкусы и пожелания, и благодарный покупатель возвращается туда снова и снова.

Екатеринбургские бизнесмены тоже пытались выйти за пределы Свердловской области: прошлой зимой в Челябинске открылся элитный "Бизон". Впрочем, почти сразу его хозяевам стало ясно, что продавать дорогие шубы на слабо развитом челябинском меховом рынке будет трудно. Состоятельные челябинцы в выходные дни отправляются за покупками в соседний Екатеринбург. Так что брать товар в ближайшем "Бизоне" они не торопятся, предпочитая прежде объехать екатеринбургские салоны.

Свежий пример иногороднего вторжения - магазин "Бонапарт", который открыли в нынешнем году москвичи. По словам директора Артема Чернонога, бизнесмены намерены предложить уральскому покупателю эксклюзивный товар. Местных предпринимателей появление конкурента-варяга не обеспокоило: участники рынка сомневаются, что магазин долго продержится на общепринятой в екатеринбургской меховой торговле 25-процентной наценке. К примеру, в Москве сверх цены производителя на весь товар накручивается почти 100%.

В столице Среднего Урала наценка в 25% была негласно принята еще в годы дружбы меховых королей - тогда эта цифра формировала посильную для клиента цену. Теперь, когда спрос на меховые изделия стабилен, владельцы меховых салонов сожалеют о прошлой щедрости. Однако повернуть ситуацию в свою пользу, дружно увеличив наценку, уже не позволяет конкуренция.

Кстати, именно невысокая торговая надбавка усложняет проведение сезонных распродаж. Впрочем, весной торговля готова работать себе в ущерб, лишь бы вернуть в оборот замороженные в товаре деньги и вложить их в покупку новинок. Это не значит, что сбывается утиль или заведомо неходовой товар - в торговле всегда бывают остатки. А продавать прошлогодние модели в новом сезоне сложнее: покупатель чутко реагирует на моду, кроме того, на складах за лето шубы теряют товарный вид.

Летом магазины работают на тех, кто "накопил и купил": в этот период особенно популярны шубы в ценовом диапазоне от 10 до 25 тысяч рублей. На ту же категорию покупателей рассчитаны и меховые ярмарки (как правило, на них представлена продукция производителей, не имеющих собственных магазинов; товар от частных реализаторов; шубы от столичных торговцев, которые таким путем прощупывают прожорливость уральского рынка).

А для клиентов, рассчитывающих на еще более дешевый мех, работают местные производственные пошивочные цеха.

Фабриканты

Еще недавно в Екатеринбурге работал лишь один заметный производитель меховой одежды - Свердловская меховая фабрика (с 1992 года - Екатеринбургское меховое акционерное общество, "Емако"). Фабрика, основанная в 1941 году, десятилетиями обшивала гражданок мутоновыми и каракулевыми шубами, граждан - овчинными полушубками, детей - пальто из искусственного меха и шапками-"чебурашками".

Окунувшись в рыночные отношения, фабрика "потерялась": многие горожане сегодня считают, что предприятие развалилось. Но оно продолжает функционировать и даже имеет собственный магазин, впрочем, отстающий от конкурентов и по интерьеру, и по ассортименту. Магазин продает исключительно товар собственного производства - на закуп импорта не хватает денег, а кроме того, по мнению руководства фабрики, производителю неприлично торговать чужой продукцией.

Главный инженер Тамара Доманова убеждена, что швеи "Емако" способны сшить красивую и качественную шубу не хуже зарубежного производителя. Однако для массового пошива надо закупать качественные дорогие шкурки и модернизировать производство, а на это у фабрики не хватает средств. Поэтому экспериментальный цех работает по мере наличия денег.

В результате "Емако" держит рынок детскими изделиями (недавно выполнили крупный муниципальный заказ по поставке одежды для детдомов), а также зимней спецодеждой. Тканево-меховые штормовки, шлемы, варежки, жилеты составляют 80% производимой продукции. Спрос на этот товар есть всегда, особенно со стороны северян: фабрика регулярно отгружает продукцию нефтяникам и пожарным Нефтеюганска, Сургута, Иркутска, всей Свердловской области. Однако приходится выдерживать жесткую конкуренцию других российских производителей. Так, недавно казанская "Мелита" перебила крупный тендер министерства обороны, предложив более выгодные цены на готовый товар. Причина в том, что "Мелита" не только шьет, но и сама выделывает шкурки, а "Емако" приходится мех закупать. В том числе и у "Мелиты".

Конкурент есть и под боком: в 2000 году собственное производство открыла Уральская меховая компания. Ранее пошивочный цех торгового предприятия работал на подгонку готовых изделий: укорачивал, перешивал купленные в магазинах компании шубы. Вскоре появился круг так называемых "неудовлетворенных клиентов", людей с нестандартными фигурами. Мировая меховая мода ориентируется на стандарт и не готова удовлетворять запросы клиента с длинными руками или широкими плечами: такой товар массовым не бывает, его труднее продавать. На УМК эту проблему устранили, организовав индпошив. По словам менеджера УМК Нелли Лиховских, торговому предприятию не составило труда найти средства для закупки дорогого качественного меха: нерпу берут норвежскую, овчину - австралийскую, есть и российские полуфабрикаты.

Как в УМК, так и на "Емако" готовая шуба обходится заказчику в среднем на 15 - 20% дешевле, чем в магазине. Спрос есть на обоих предприятиях, но фабрики сегодня не в состоянии удовлетворить все желания клиентов: у "Емако" нет денег на закуп меха, а УМК не хватает производственных мощностей.

Важной формой работы производители называют ярмарки. Уральская меховая компания выступает в роли организатора ярмарок "Метелица" и "Русская зима" и активно распродает на них товар. "Емако" выставляет свой товар на различных региональных ярмарках, однако для фабрики это скорее экспозиция товара, нежели отлаженный канал сбыта.

Производители меховой одежды в ближайшее время намерены менять принципы работы: УМК строит собственную меховую фабрику и готовится выставить свою коллекцию на московских модных показах. А фабрика "Емако" надеется поднять с колен торговое направление, модернизировав свой магазин. Если планы удастся внедрить в реальность, то уральский рынок меха ждут перемены.

На оренбургском рынке меха властвуют челноки

На долю малого предпринимательства в Оренбургской области приходится около 80% объемов продаж меховых изделий. Торговля никак не решится открыть специализированные магазины в регионе, где среднедушевой доход до кризиса 1998 года составлял 100 долларов, а после - всего 40. По этой же причине в области не найти дорогих шуб от мировых лидеров меховой моды. Спрос на престижные изделия практически равен нулю. Вот и везут челноки доступные меха из Китая, Эмиратов, Турции или с оптовых рынков Москвы. Через те же каналы шубы и дубленки попадают и на прилавки магазинов.

На рынке активно представлен и отечественный производитель, в основном московские фабрики. В последнее время их изделия пользуются особой популярностью, так как удовлетворяют соотношению цена - качество. Оренбургские производители - от кустарей до швейных объединений - держат рынок также пошивом головных уборов и пальто из недорогого меха: овчины, каракуля, кролика. Стабилен спрос на детские вещи: по мнению участников рынка, за 2001 год объемы продаж выросли почти вдвое.

ОАО "Оренбургшвеймех"- наиболее крупное областное предприятие, работающее на рынке меховых изделий. Несмотря на отсутствие в регионе серьезных конкурентов, особых успехов предприятие не добилось. Весьма слабая маркетинговая и ценовая политика, а также высокая себестоимость производства не позволяют ему выпускать конкурентоспособную продукцию. И вряд ли в ближайшее время ситуацию можно будет переломить без изменения менеджерского состава предприятия. А таких перемен на Оренбургшвеймехе как раз и не ожидается.


Источник: http://expert.ru/ural/2001/24/24ur-bis3_72317/


Закрыть ... [X]

Как киевляне создают обувь ручной работы от балеток до угги - Фильм свяжи меня ютуб



Бизнес по шитью из кожи Бизнес по шитью из кожи Бизнес по шитью из кожи Бизнес по шитью из кожи Бизнес по шитью из кожи Бизнес по шитью из кожи Бизнес по шитью из кожи